Заглоты молоденьких девочек


Пыльные клубы мочевины и метана перекатывались по загаженным лестницам, мутные лампочки воздымались кривым хороводом планет на своем беспросветном венерическом небосклоне. Может быть, Минька сказал ей, что накануне ночью я заглянул к нему в кабинет и, как бы между прочим, сообщил, что нужный человек мною найден и подготовлен?

Пропади он пропадом, неудавшийся мой пистон!

Муравейник тонущий в ночном наводнении. Расслабленный Владиленчик, жарко дыша доброжелательством и старым суслом, вел меня ласково под ручку, морщинами лучился, пришептывал: У меня есть несколько пачек… Нет, я сам не курю — это у меня для коллекции.

Мне надо было выдавить живую каплю давно умерших чувств, малую толику закваски старых переживаний, на которой так высоко взошли пышные хлеба моей нынешней жизни, обильные, багровые, с неистребимым привкусом лебеды и полыни. И был с ней счастлив. И гостям мы всегда рады.

Заглоты молоденьких девочек

Надька захохотала: Интересно, кого он до нас спецперевозил? Это у нее такая коспиранция велась.

Заглоты молоденьких девочек

Очень широко расставленные. В городе мы не могли встретиться и на машине проехать сюда не могли: Нет, мы гулять не любим!

Я его туда сам и отвел. Нам весь этот грохот джаза, половодье рекламного света, все эти кошмарные ужимки Города Желтого Дьявола ни к чему. Изощренная кара.

Плеснул в стаканы и протянул мне: Бросил я на пол реглан, скинул мокрые башмаки, вздохнул облегченно, обернулся и увидел в дверях человечка. Оч-очч полезная выпивка.

У нее были шальные глаза — веселые и бессмысленные. Вот такие пироги, нелепый зверь с антиподов. Настоящая патриотка.

Бочка животворной плазмы, плещущей во мне, закупорена наглухо, все это добро прогоркнет, пропадет: И пошли через лес. Когда я был моложе, глупее и на что-то надеялся, я придумал для себя утешительную басню:

Конечно, такая обедня стоила и Парижа, и Москвы, всего мира, всех людей, которых Минька готов был убить. Я был последним, видевшим твоих отцов — кто бы из них им ни оказался на самом деле при власти, при почете, на свободе. Оглушительно храпел он, зарывшись свиной пухлой мордой в толстый ковер.

Я бы ему с легким сердцем дал пятьдесят.

На кой тебе меня последней радости лишать? У нее были шальные глаза — веселые и бессмысленные.

Но Цыбиков уже мчал к столу, как дорожный каток, переваливаясь на круглых глыбах окороков, подшаривая неверными копытами, нес в руках три граненых стакана, протирал их на ходу сальным краем своей лондонской майки.

Хоть на время — пока он не очнется от моей плюхи перекрыть ему шнифты. Отодвинул ее от себя, внимательно рассмотрел. Я только помню, что вначале не обращал на нее никакого внимания — долго. О недостоверность спасения в посадочном модуле лифта!

Потухнет свет. Мрак, холод, летящая с ветром вода, густая липкая грязь под колесами. Он был гомункул.

В конечном счете — черт с ним, с пропадающим пистоном. Потом, с похмелья, пусть разбирается — Цыбикова всегда докажет ему в громком скандале, что он, свинья пьяная, с койки брякнулся. И успокоился. Августовское солнце, желтое и рыхлое, как топленое масло, било ей в лицо, когда она, прищурив свои густо-синие наглые глаза, смотрела на меня.

В задницу! Я ложусь, а вы хоть конем загребитесь!.. Потом два тоста за лучшего и любимейшего его ученика, руководителя наших бесстрашных и несгибаемых органов, дорогого Лаврентия Павловича Берии.

Минька Рюмин была ему фамилия. Фейхоа — дар наших верных бойцов и Грузинской Шашлычной Сацивистической Республики. Предала она его память, паскуда! Потухнет свет.

Они мне все припомнят. Оч-очч полезная выпивка. А мне было утомительно, дрожко, и под ложечкой — огромная пустота, словно проглотил я целиком надутый детский воздушный шарик. У меня есть несколько пачек… Нет, я сам не курю — это у меня для коллекции. Нелепый злой дурак не понимал своего действительного избранничества: Я тебя там не заметил.

Только шмель бился в цветочном влагалище с назойливым гудением, как пикировщик.



Видео реального секса на скрытую камеру
Секс и посвящение в студенты
Порно с kerry luise
Сморщенный член старика стал подниматься
Милый миньет
Читать далее...